Новости



 

 

Выставка черногорского живописца Войо Станича "Нежная логика легкого абсурда", открывшаяся в Пушкинском музее, представляет балканский вариант сюрреализма.

Невозможно сказать, чтобы наш зритель был близко знаком с творчеством художников из Монтенегро. Если уж кого и знают, то как раз Войо Станича, чью выставку пару лет назад принимала в российской столице галерея Зураба Церетели. На сей раз дело смогло дойти до музейной ретроспективы, где показаны четыре десятка холстов и охвачены три последних десятилетия. Для ветерана черногорской арт-сцены (Войо Станичу исполняется 85 лет) этот проект отнюдь не является исчерпывающим, однако составить мнение о его манере и главных темах он позволяет.

Первое, что бросается в глаза, - это бесчисленные заимствования из европейского сюрреализма, которых Станич не то что не скрывает, но даже ими бравирует. Дескать, не в первоисточниках дело, но в их переосмыслении. И действительно, визуальные цитаты то из Рене Магритта, то из Джорджо де Кирико, то из Сальвадора Дали применены играючи, словно шутки ради. Сюрреализмом это можно все-таки назвать лишь с долей условности, поскольку в картинах Станича все преподнесено в формате "лайт" - и фрейдистские коннотации, и сближения будто бы взаимоисключающих реалий, и сновидческая логика сюжетов. Не зря в заголовке возникли "нежность" и "легкость". Художник и не думает ковыряться в чьем-то бессознательном, а лишь трактует действительность как набор милых странностей.

Вероятно, именно это качество оценил кинорежиссер Эмир Кустурица, который является преданным поклонником творчества Станича и даже коллекционером его произведений. Сближает их и балканская тема, хотя в живописи, в отличие от кино, она совсем не выражена буквально. Персонажи полотен обитают, скорее, в вымышленной стране - но страна эта точно средиземноморская и, пожалуй, все-таки славянская. Думается так хоть бы потому, что мир Войо Станича чересчур хаотичен, без признаков латинской упорядоченности. Чудаковатость и безалаберность своих героев автор постоянно утрирует абсурдными ситуациями, словно подчеркивающими привычность существования в сбитой системе координат.

Эта манера не оставляет сомнений: перед нами явное ретро, даже когда работы датированы двухтысячными годами. Художник не склонен радикально меняться, предпочитая сочинять все более новые и новые сюжеты, но оставляя нетронутыми свою "нежную логику" и излюбленные оливково-песочные колориты. Да так же и в принципе не похоже, чтобы Станич сильно задумывался над проблемой репертуара. От добра добра не ищут. У себя на родине живописец почитается классиком национального искусства, и этой славы ему вполне хватает. Кому хочется будоражить и переворачивать мир - флаг в руки. А Войо Станич продолжает свою камерную игру в балканский сюрреализм, игнорируя поветрия контемпорари арта.



 

Интересные статьи

интересные статьи